Навальным сможет стать каждый

Безопасное ОтечествоСоздатель «клона» «Роспила» о том, почему борьбы с коррупцией не бывает много.

«За честные госзакупки» ратует организация «Безопасное Отечество», благословленная Владимиром Путиным на борьбу с коррупцией. Сейчас она активно ищет волонтеров, а осенью собирается открыть школу. Впрочем, пока последователей у конкурентов «Роспила» немного.

Начиная с августа, каждую среду в офисе «Безопасного Отечества» проходят семинары для тех, кто хочет узнать, как разоблачать коррупцию при госзакупках. Вечером 5 сентября собралось около 20 слушателей, почти все — мужчины среднего возраста в костюмах. На столах — увесистые папки с распечатками материалов лекции. В этот раз на мероприятии ажиотажа не было, впрочем, организаторы уверяли, что обычно на семинары приходит больше народу.

Семинар начинается с небольшим опозданием. К слушателям выходят руководители организации — Виталий Зарудин и Дмитрий Жирков. Они говорят о том, что нужно «предотвращать роспил» и просят пришедших быть активными — звать своих друзей и родственников на семинары, присылать информацию о нарушениях, потому что организации пока не хватает волонтеров.

Виталия Зарудина, который начинает читать лекцию, слушателям представляют как «одного из самых известных людей в области госзакупок». Его лекция длится около часа. Зарудин начинает с того, какие законы регулируют сферу размещения госзаказа и как устроен сайт zakupki.gov.ru, где они размещаются. После этого идет речь о самых распространенных нарушениях — использовании латинских букв в названии торгов, неправильном выборе способа размещения заказа и т.д. После лекции Зарудин признает, что это только «азы», хотя их хватит для того, чтобы самому искать нарушения в госзакупках.

Лекцию, впрочем, слушали внимательно. Среди участников семинара оказались те, кто с госзакупками соприкасается по работе — они вступили между собой в небольшую дискуссию о том, как лучше взаимодействовать с прокуратурой. «Опыта разоблачения коррупционеров пока нет, но буду пробовать», — отвечает на вопрос о цели визита на лекцию мужчина средних лет в костюме. Он представляется Владимиром, членом «Безопасного Отечества».

«Безопасное Отечество» позиционирует себя как проект независимый. Тем не менее, организацию поддерживает президент — об этом можно прочесть на сайте организации. На форуме «Селигер» 31 июля Путин остановился около стенда проекта, выслушал отчет о работе за год и «попросил организацию уделить пристальное внимание контролю за закупками госкорпораций». Тогда же Путин поддержал идею создать новый образовательный проект для тех, кто хочет научиться контролировать госзакупки. Так, «Безопасное Отечество» не ограничится еженедельными семинарами, а создаст «школу» для борцов с коррупцией. Ее планируется запустить на базе юрфака института им.Шолохова в октябре. Читать лекции будут преподаватели вуза, а руководители организации разберут практические случаи. Приблизительная длительность курса — около 500 часов.

После лекции корреспондент «МН» спросила у председателя координационного совета «Безопасного Отечества» Виталия Зарудина о том, почему организация пока не пользуется общественной поддержкой.

— Сколько времени вы уже занимаетесь борьбой с коррупцией?

— Организация «Безопасное Отечество» зарегистрирована в 2011 г., проект «Общественный контроль» стартовал в начале 2012 г. года. Первые шаги были сделаны еще в декабре, в тот раз были отменены торги в Москве на сумму более 130 млн рублей — это была закупка услуг охранных предприятий департаментом потребительского рынка. Это был первый наш шаг, и он сразу же получил результат.

— Если, как вы говорите, организация существует уже год и у нее такие успешные результаты, почему же о ней никто не знает?

— Все очень просто. Мы не занимались саморекламой. Приглашали к работе друзей, знакомых, тех, кого знали лично и с кем сотрудничали в рамках других проектов. Они принимали участие в качестве волонтеров. Это работа неоплачиваемая.

— Зачем вам сейчас понадобились новые волонтеры?

— Мы заинтересованы в том, чтобы проект развивался, набирал обороты, чтобы приходили новые люди, которые будут работать в антикоррупционной сфере. Поэтому мы проводим эти семинары. Люди приходят, информацию получают, кто-то остается и помогает нам.

— Сколько волонтеров сейчас у проекта?

— На постоянной основе — около 10 человек. Но они это делают не с 9 утра до 6 вечера, а в свой обеденный перерыв, после работы или на выходных. Они мониторят сайт госзакупок , выявляют нарушения и присылают эту информацию нам. Это просто люди, у которых есть гражданская позиция и которые солидарны с целями нашей организации.

— Какие у нее цели?

— Цели простые — снижение уровня коррупции в обществе. Это бич, который основывается не только на личных интересах чиновников. В коррупции участвует и бизнес, он активный участник этого процесса. Чиновники определяет лишь правила игры, а бизнес под них подстраивается.

— Вас называют созданным властью клоном «Роспила».

— Это мнение было создано журналистами и распространяется в СМИ. На самом деле, наша организация была создана нашими силами, финансируется за наш счет. Это наши личные инвестиции — мои и Дмитрия (Дмитрий Жирков, председатель правления организации — «МН»). Это открытая информация — порядка 2 млн рублей вложили в эту работу, остальные средства — 300 тыс. рублей — были собраны за счет взносов членов нашей организации. Сейчас их более 1600. Мы не проект Кремля, мы не имеем прямого доступа к президенту или какой-то поддержки у него или власти. Мы независимый проект, который движется нашими усилиями и за наши средства.

— А как вы вообще к «Роспилу» относитесь? Зачем вам понадобилось свою организацию создавать?

— Здесь ответ простой: этой деятельности в нашей стране много не бывает. Мы решили создать свою организацию, во-первых, потому что у нас есть опыт в этой сфере. Во-вторых, мы делали это, основываясь на своих личных интересах, взглядах, на своей гражданской позиции. Мы решили создать нечто свое, чем бы мы сами могли управлять. Что касается проекта «Роспил» и Навального, то, на самом деле, в начале работы проекта мы предлагали ему сотрудничество и обращались к нему о взаимодействии в проведении расследований (в марте 2011 г. Зарудин написал Алексею Навальному открытое письмо), понимая, что у него есть средства на эти цели. К сожалению, Навальный никак не отреагировал на наши предложения, и это сотрудничество не состоялось.

— Вы в какой-нибудь партии состоите?

— Нет, не состоим, и никаких политических течений не поддерживаем.

Среди раздаточных материалов — справка о том, каких результатов добилась организация: а) получен статус общероссийской; б) в организации 1625 членов и 48 отделений, в) общее количество поданных жалоб в УФАС и обращений к заказчикам 172 на сумму 6,8 млрд руб.; г) были выявлены и устранены нарушения в 118 торгах на сумму более 2,2 млрд руб; д) общее количество проверенных торгов — более 1625. По словам юриста проекта «Роспил» Любови Соболь, по этим цифрам нельзя понять, насколько эффективна организация — оценка может быть разной в зависимости от того, кто и как проводил проверки.

«Мы отслеживаем информацию, которая проходит в СМИ, пресс-релизах ФАС или других органов. Мы стараемся отслеживать, какие новые разъяснения появляются, практики, громкие дела. Если бы у этой организации были громкие расследования, качественные проверки, мы это ощутили бы. Специально я этот вопрос не смотрела, меня спрашивал другой журналист об этой компании, так я и узнала, что она вообще существует», — говорит Соболь. По ее словам, эффективность антикоррупционной организации также зависит от ее известности и уровня доверия к ней. «Важно, насколько организация публичная и узнаваема. Часто антикоррупционные заказы отменяются, когда привлечено внимание общественности. Поэтому важно, чтобы организация не номинально работала, а действительно занималась расследованиями — тогда ее будут бояться чиновники и коррупционеры», — считает Соболь.

Автор: Ирина Новикова

Источник: http://www.mn.ru/society_civil/20120906/326569962.html

Дата публикации: 06.09.2012

Ссылка на основную публикацию