Перетягивание отката

новости закупокОбладателем госконтрактов придется предъявлять государству детализацию платежей. Государство не устраивает, что после перечисления денег подрядчикам, невозможно проследить, завышены ли или занижены были расценки на материалы, и куда пошли бюджетные средства.

Для многомиллионных контрактов, особенно в строительной сфере, введут так называемое «банковское сопровождение», когда финансовое учреждение будет сообщать госзаказчику все движения по счетам. Правда, идея встретила ожесточенное сопротивление в региональном ФАСе. Антимонопольное ведомство посчитало банковское сопровождение навязанной опцией. Антимонопольщики остановили торги по первому контракту с финансовым мониторингом на достройку больницы в Салавате на 423 млн рублей.

Председатель Госкомзаказа РБ Сергей Новиков заявил «МК», что контроль за распределением денег уже был опробован на крупных стройках, например на саммите АТЭС и олимпийских объектах. А в ближайшее время законодатели примут закон о федеральной контрактной системе, в которой банковское сопровождение заложено изначально. Так что усилия антимонопольщиков окажутся напрасной тратой времени.

— Для чего нам нужна история платежей? — объясняет Сергей Новиков. — Вот пример. Мы строим детский сад. Заказчик — управление капстроительства (УКС). Мы видим платеж от бюджета до УКСа. УКС перечисляет деньги подрядчику, и дальше мы не видим ничего. Мы запустили пилотный проект и объявили торги, но ФАС их приостановил. Сейчас идут предварительные слушания в суде. Причем банковское сопровождение закладывает в проект федеральной контрактной системы, а мы хотели запустить его в рамках действующего законодательства и без ФАС, но пока застряли в судах.

По словам г-на Новикова, «в финансовом мониторинге нет ничего сложного, если ты добросовестный подрядчик.
— Открываешь счет в любом банке, и все расшифровки транзакций автоматически будут предоставляться госзаказчику, — говорит он. — Если подрядчик честно выполняет условия госконтракта, то чего ему тогда бояться?

У чиновников есть повод для опасения за деньги госзаказа. Дело в том, что с недавних пор за многомиллионные контракты на строительство социальных объектов борются московские и питерские юридические компании, не имеющие к строительству никакого отношения. В госкомзаказе прозвали таких «строителей» юридическими «рейдерами», паразитирующими на госзакупках. Они, желая завладеть госконтрактом, демпингуют, а потом перепродают его.

— Рейдеры характерны для строительного рынка, — говорит г-н Новиков. — Они мониторят все региональные заказы свыше 50 млн рублей, у них заготовлены все документы, но кроме стола и ручки ничего нет. Они могут создать видимость бурной деятельности, пригнать экскаватор, пару раз копнуть, но на самом деле строительство не сдвинется, пока они не снимут сливки с этого заказа, а срубив маржу, теряют интерес к объекту и передают его местной фирме.

Глава комитета посетовал, что с рейдерами им пришлось познакомиться в прошлом году, когда правительство объявило о строительстве 52 детских садов по всей Башкирии, и на торги в республику хлынули столичные юристы. В Янауле контракт на строительство детского учреждения достался одной из таких фирм, но предъявить претензии подрядчику чиновники не могут, формально он ничего не нарушает.

Также г-н Новиков прогнозирует, что в ближайшем будущем заказчик будет доказывать необходимость и целесообразность госзаказа.
— Бывает так, что проблема не решается годами — заказчик из года в год подает заказ на постройку того или иного социального объекта, и уже бывает, что необходимость в нем отпала, — объясняет чиновник. — Нужно сесть и сообща обговорить и спросить — нужен? Да вроде уже не нужен. Стоит ли построить здесь школу или достаточно запустить автобус в соседнее село?

Правда, с ценовым «порогом» госзаказа, после которого его выставят на консилиум, еще не определились.
— Мы хотим сделать рейтинг заказчиков, поделив их на три цветовые зоны: красный, желтый, зеленый, — делится планами предкомитета. — «Зеленые» — там, где правильно формируют заказ, «желтые» — есть возвраты, а «красные» — трудновоспитуемые.

Интересно, что уже год существует практика согласования с главой региона госзакупок на предметы роскоши.
— Да, такая практика согласования с президентом товаров премиум-класса существует, и уже были отменены около пятнадцати заказов на крупные суммы, — говорит Сергей Новиков. — Так, президентом было много отказов по покупке дорогих авто. Наша цель — мотивировать заказчика к здравым рассуждениям.

По словам главы ведомства, самую «дорогостоящую» борьбу его сотрудникам приходится вести с закупками престижных иномарок.

Практика показывает, что главы дотационных районов не считают зазорным покупать за огромные бюджетные деньги японские и немецкие внедорожники, оправдывая это плохим состоянием дорог в районе. Еще больший урон бюджету наносят прихоти чиновников, когда покупается не просто иномарка за два-три млн рублей, а автомобиль, нафаршированный всевозможными опциями.

— Как мы отсекаем лишнее? Например, заказчик хочет купить автомобиль — подает нам на согласование техническое задание, ну, например, написанное под конкретный «Мерседес». Заказчик пишет, хочет двигатель свыше шести литров. Смотрим рыночное предложение: кто представляет автомобили свыше шести литров — сразу из десятков производителей задание подходит к двум маркам. Далее: заказчик желает, чтобы регулировались задние сидения в пяти проекциях, смотрим рынок — есть ли это у «Тойоты»? Нет, у нее нет. И выходим по техническим показателям на «Мерседес». Но есть требование УФАС, что аукционная документация должна соответствовать как минимум двум производителям. И мы говорим: постойте — этот параметр принципиальный? Нам, например, говорят — да, принципиальный, наш руководитель не сможет ездить, если кресло не будет с массажем. Мы им — какие вы цели преследуете, покупая этот автомобиль? Такие-то и такие. Тогда можно обойтись без кожаных сидений и массажа. А шестилитровый двигатель вам зачем? Разве не подойдет 4,5 литра? Подойдет. В результате на выходе мы получаем техзадание, соответствующее пяти-шести маркам.

Однако ни в какое сравнение иномарки не идут с другими заказами, ставшими притчей во языцех — медтехникой.
— Самое сложное, когда закупаются томографы или аппараты УЗИ. На них техзадания по 20-30 листов пишется, — продолжает г-н Новиков. — Например, размещаем заказ на аппарат УЗИ в рамках программы модернизации здравоохранения. В техзадании указывается, что взамен монитора с клавиатурой должен был тачскрин. Приглашаем доктора, спрашиваем у него: «Эта опция принципиальна»? Он говорит: «Мне все равно». Ну, раз все равно, убираем этот параметр, и сразу другая картина по фирмам производителям, потенциальным поставщикам и, естественно, по окончательной цене.

Как пояснили в госкомзаказе, в сфере закупок для нужд государства сегодня есть три главные проблемы: сговор между заказчиком и поставщиком, «заточенность» заказа под определенного поставщика и изначально завышенная цена.

— Однако это все человеческий фактор, а есть монополизированность рынка, в первую очередь — лекарств и медоборудования. В этой сфере самая низкая конкуренция, а в основе сложившийся фармрынок и рынок техники — это пять-шесть федеральных дистрибьюторов. В других областях такая же картина, где удовлетворить социальные нужды в силах один поставщик. Ну, например, «Башкиравтодор» — монополист в сфере строительства и ремонта дорог, не оспаривается доминирующее положение ГУП «Медтехника» в области ремонта, обслуживании медтехники. Всем понятно, что «Башкирнефтепродукт» держит рынок топлива, это все сложившаяся рыночная конъюнктура.

При этом за прошлый год госкомзаказу удалось сэкономить 3,1 млрд рублей.
— Самые крупные контакты прошлого года — содержание всех республиканских дорог — 2,3 млрд рублей и закупка 18 тысяч ноутбуков для школ. Нам удалось обеспечить рекордную конкуренцию, если обычно на торгах по 2,7 претендента, то здесь заявился 21 поставщик. Экономия — 62 млн рублей, на нее можно дополнительно купить еще четыре тысячи ноутбуков.

Комментируя недавний скандал в инфекционной больнице №4, когда руководство медучреждения попыталось спрятать на сайте госзаказа свой лот, заменив часть кириллических символов на латинские в названии закупки, г-н Новиков заметил, что был удивлен, что этим способом еще пользуются.

— Это самый глупый фокус, с которым мне приходилось сталкиваться, — сказал он. — Потому что он был разгадан еще в 2009 году, когда на федеральном уровне был шквал уголовных дел. Казалось бы, что это не лучший выход «спрятать» контракт, и можно просчитать правовые последствия. Есть множество скриптов для выявления таких лотов, и найти лот со смешанным алфавитом несложно. Скорее мы сейчас сталкиваемся с обратным явлением, когда латынь меняют на кириллицу. Например, в названии «Microsoft Access» — «с», «а» и «е» — из кириллической раскладки.

Также Сергею Новикову пришлось прокомментировать скандал с увольнением двух неназванных сотрудников комитета, попавшихся на изменениях в названиях лотов кириллицы на латиницу.
Недавно прокуратура заявила, что в действиях чиновников нет состава преступления, и уголовных дел против них возбуждаться не будет.

Однако г-н Новиков твердо заявил, что обратно клерков «не пустит», слишком серьезный удар молодые юристы нанесли по репутации ведомства.
— Да, мы выявили двух молодых сотрудников комитета, менявших кириллицу на латиницу, я уволил их по статье, по коррупционным соображениям, — говорит глава госкомзаказа.

Дело в том, что государственные учреждения и организации удовлетворяют свои нужды не напрямую через сайт госзказа, а через комитет, специалисты которого проверяют присланную документацию и выставляют ее на сайт zakupki.gov.ru и другие электронные торговые площадки. Уже доказано, что как минимум в пяти торгах сотрудники комитета «шифровали» названия, тем самым спрятав лот в недрах сайта госзакупок от ненужных поставщиков. Однако в чьих интересах действовали юристы, и каков был размер их вознаграждения, установить так и не удалось.

— Мы посмотрели, по каким аукционам они меняли буквы — смешные суммы контрактов — 200-300 тысяч рублей, — говорит г-н Новиков. — За копейки продали свою репутацию. Восстановиться они не смогут, назад им пути нет, как и во весь сектор госслужбы. Накопились претензии у комитета и к главному торговому ресурсу — сайту zakupki.gov.ru, зачастую недоступному по каким-либо техническим причинам. Всем, кто пользуется этим ресурсом, известно, что почти ежедневно сайт находится в режиме профилактики, или соединение с ним невозможно. А на все вопросы служба техподдержки предлагает поискать решение проблемы в своем компьютере. Однако глава ведомства признался, что сделать с этим ничего не может.

— Сайт работает с грехом пополам, но у нас нет каких-то преференций в спорах с администрацией этого ресурса, пишем такие же жалобы в техподдержку сайта. У нас есть ответственный федеральный орган на территории республики, отвечающий за работу сайта госзакупок, это казначейство. Мы написали им письмо и приложили скриншоты, на что получили ответ: если есть телефоны диспетчера — звоните туда.

Автор: Дмитрий Никольский

Источник: http://ufa.mk.ru/article/2013/06/26/875251-peretyagivanie-otkata.html

Дата публикации: 26.06.2013

Ссылка на основную публикацию