Отмывание доходов все чаще связано с госзакупками

отмывка денегНациональный платежный совет (НПС) опросил 100 российских банков, чтобы выяснить, какие отмывочные схемы используют их клиенты и изменился ли их масштаб. Результаты опроса направлены в ЦБ и Росфинмониторинг, говорит представитель НПС.

По наблюдениям банкиров, борьба государства с легализацией пока мошенников не остановила. Риски таких преступлений в банковской и национальной платежной системах прежние — так считают 65 и 67% респондентов соответственно. Зато несколько изменились предпочтения. Операции по отмыванию незаконных доходов, полученных от госзаказчиков, вошли в тройку наиболее распространенных схем. За них «проголосовало» 69% банкиров — почти вдвое больше, чем в 2012 г.

Объем сомнительных закупок растет, согласен с банкирами сотрудник центра размещения госзаказа: с 2014 г. меняются правила закупок, чиновники, которые планировали заработать, торопятся. С 2014 г. заработает федеральная контрактная система (ФКС), этот фактор мог повлиять, согласен директор Института анализа предприятий и рынков Высшей школы экономики (ВШЭ) Андрей Яковлев. Эксперты ВШЭ считают, что ФКС позволит государству сэкономить более 1 трлн руб. — около 20% от консолидированного госзаказа (в 2012 г. — 5,9 трлн руб., за 11 месяцев 2013 г. — 5,3 трлн).

Пока еще действующий закон о госзакупках регулирует только размещение заказа, объясняет Яковлев, возможности манипулировать условиями закупок на стадии подготовки техзадания и исполнения контракта почти не ограничены. ФКС же регулирует закупку с момента ее обоснования и вплоть до исполнения контракта. Придется публиковать больше информации — например, извещения о закупке у единственного поставщика, под контроль подпадут сотни мелких контрактов, добавляет сотрудник центра размещения госзакупок. Но основной формой закупки становится не аукцион, а конкурс, условия которого больше зависят от усмотрения чиновника, продолжает он, еще неизвестно, какая из систем эффективнее.

Полученные от госзаказчика деньги отмываются по традиционным схемам, говорят опрошенные «Ведомостями» банкиры: выводятся в низконалоговые юрисдикции и затем в офшоры, но схема сложнее. Напрямую бюджетные деньги из России не выводят, цепочки длинные и сложные, объясняет начальник юридического отдела Кредпромбанка Мария Крючкова.

Банку проще обнаружить отмывание доходов при закупке товаров, а при госконтракте на оказание услуг банк почти бессилен, говорит Крючкова. Банки проверяют надежность участников тендеров при выдаче им гарантий, рассказывает Крючкова. Но анализ не исчерпывающийй, признает она: раскрыть бенефициара вряд ли удастся, главный критерий — выполняла ли компания госзаказы. Более тщательный анализ проводится, если участник тендера просит кредит, говорит вице-президент Промсвязьбанка Татьяна Кузьмина: банк пытается понять, аффилированы ли исполнители и сотрудник госзаказчика, но все данные перепроверить нельзя.

Банки не видят полную картину, подтверждает Яковлев: основное проявление коррупции при госзакупках — откаты, они потом и легализуются через банки, которые часто не знают, откуда средства.

Госзакупки всегда были непрозрачны, но банки не слишком пристально следили за такими операциями, говорят банкиры. Но сейчас схемы легализации могут подорожать: ЦБ и Росфинмониторинг ужесточили контроль. С июля банкиры обязаны выявлять бенефициаров своих клиентов вплоть до физических лиц. Прессинг действительно вырос, констатирует один из банкиров: «Если банк халтурно относится к обязанности бороться с легализацией, ему грозят санкции и даже отзыв лицензии».

diagramma_2

Автор: Маргарита Папченкова

Источник: http://www.vedomosti.ru/finance/news/19834631/zakaz-na-otmyv

Дата публикации: 09.12.2013

Ссылка на основную публикацию