Госзакупочная «репка», или Что еще потерялось в законопроекте о ФКС

новости закупокРассказывает председатель совета директоров электронной площадки B2B-Center — Александр Бойко.

Недавно мне довелось участвовать в одном забавном опросе: «Что для вас госзакупки?» Варианты ответа: деньги, удовольствие… Дальше я не стал читать, приведенные версии не соотносились с моей картиной мира. Впрочем, они вполне соотносятся с мышлением чиновников. Например, недавно комитет по печати Ленобласти превзошел все ожидания. Объявил конкурс на создание страницы правительства области на Facebook за 498,1 тыс. руб. — что здесь скажешь, сплошные удовольствия…

За десять лет работы в секторе B2B-закупок не было прецедентов подобного расточительства. У бизнеса действует мотивация эффективно потратить свои деньги. А в госзаказе? Вопрос нужно решать на законодательном уровне. Полтора года Минэкономразвития и ФАС, как в сказке про репку, тянули-тянули проект ФКС (Федеральной контрактной системы). Счетная палата пыталась высказать соображения по этому поводу — и Минфин. Сейчас очередь Госдумы «рихтовать» закон.

В данном законопроекте меня лично радует, что законодатель не зацикливается только на закупочных процедурах. Ведь любую процедуру при желании можно повернуть в свою пользу. Чтобы не дать заказчику произвольно толковать закон, будет введено понятие библиотеки типовых контрактов. Причем впервые на законодательном уровне регламентируется прогнозирование и планирование госзакупок, будет определен порядок обоснования ключевых параметров планируемых контрактов, чтобы дальше контролировать исполнение этих контрактов и анализировать результаты. Иными словами, будет урегулирован весь цикл госзаказа.

С другой стороны, очень многое нужно дорабатывать. Еще до внесения ФКС в Госдуму обсуждались варианты проведения госзакупок в электронной форме. У нас закостенело понятие «электронный аукцион», который Иван Бегтин, руководитель проекта OpenGovdata.ru, назвал «порочной практикой».

На подсознательном уровне, как только кто-то слышит слово «электронный», сразу возникает ассоциация «аукцион». На самом деле в электронной форме можно проводить закупки любым способом. Многие компании в электронной форме закупают с помощью конкурсов, конкурентных переговоров, запросов котировок и т.д. Например, на нашей площадке аукционы составляют всего около 3% от общего количества торгов. Компании, которые заинтересованы в эффективном расходовании денежных средств, в основном проводят закупки с помощью конкурсов (20—23%) и запросов предложений (70—75%).

Так что же может повысить эффективность будущего закона? В первую очередь в нем необходимо ввести безусловное требование — проводить все торги по госзаказу в электронной форме. Бумажные процедуры должны проводиться только в отдельных, исключительных случаях. Бизнес уже лет десять так работает, а на уровне государства даже логика электронного правительства, пропагандирующая идею автоматизации, пока не прижилась. А ведь именно работа на электронных торговых площадках поможет полностью сделать госзаказ прозрачным, эффективным и контролируемым.

Таким образом, с нормой о проведении максимально возможного объема госзакупок в электронной форме в сочетании с нормой о разнообразии видов торгов ФКС может достичь сразу всех целей, ради которых она разрабатывалась.

Далее, нормы законопроекта о ФКС предусматривают соответствующую квалификацию сотрудников заказчика, отвечающих за закупочную деятельность. В каждом ведомстве должен быть сформирован закупочный отдел, в котором будут работать люди, имеющие опыт в организации и проведении закупок. Каждый из них должен персонально отвечать за эффективный конечный результат. Необходимо готовить профессионалов в области госзаказа. Сейчас, например, госзаказом занимаются в основном юристы только по одной простой причине — только эти «золотые» люди понимают, как правильно обойти нормы 94-ФЗ, при этом еще и госзаказ разместить.

В сегодняшней редакции ФКС эти нормы остались на уровне декларации — не расписано, ни как будут аккредитовывать сотрудников, ни как они будут отвечать за свою деятельность. По сути, это норма — пожелание. А ведь если детально прописать ответственность сотрудников со стороны заказчика — норма может стать одним из ключевых механизмов по борьбе с коррупцией.

На мой взгляд, остался неотрегулированным еще один важный аспект — общественной контроль. Мы, налогоплательщики, имеем право знать, как расходуются наши деньги. В законопроекте о ФКС опять-таки норма есть, но не предусмотрены механизмы реального воздействия экспертного сообщества на закупающие ведомства. Ни для самого заказчика, ни для контролирующих органов общественная реакция на нарушение в сфере закупок пока что не является руководством к действию.

Все это важнейшие нормы, которые необходимо реализовать. Безусловно, ФКС — шаг навстречу цивилизованному регулированию государственных закупок. Поэтому нужно сделать этот шаг максимально обдуманно, чтобы потом не вводить множество поправок в закон. Надеюсь, недостатки законопроекта будут учтены во втором чтении, особенно если к обсуждению подключится экспертное сообщество, и в результате будет создан работающий механизм. Впрочем, если будет решена проблема содержания закона, то останется еще проблема его реализации. И эту «репку» нам придется еще долго тянуть…

Источник: http://www.rbcdaily.ru/2012/06/18/focus/562949984127225

Дата публикации: 18.06.2012

Ссылка на основную публикацию