Госзакупки: матрица и конкуренция

новости закупокНа последней конференции регионального отделения Всероссийского совета по местному самоуправлению (ВСМС) мэр Мурома Е.Рычков посетовал: «По нормативам округ должен поставлять в школьные и другие столовые сливочное масло жирностью не ниже 72,5%, но условия конкурса устанавливают цену этого продукта  не выше 120 рублей за кг. По такой цене можно купить только маргарин. И просто страшно представить, что поставляется вместо масла, например, в психдиспансер по цене 68 рублей за кг».

В ближайшее время законодательство о госзакупках будет меняться — в Государственной Думе прошел первое чтение проект закона о Федеральной контрактной системе (ФКС). Об этом сообщил специальный гость областной конференции ВСМС, начальник управления контроля госзаказа Федеральной антимонопольной службы Михаил Евраев. По его словам, толчком к модернизации системы госзакупок послужил прошлогодний скандал с томографами, в котором оказалась замешана и Владимирская область. Напомним, что тогда по завышенным ценам было закуплено 64 томографа, бюджету страны был нанесен ущерб в 700 млн рублей.

Разработчиком законопроекта выступило Министерство экономического развития, но его вариант вызвал серьезные возражения  у ФАС. Как отметил в беседе с корреспондентом «М» руководитель управления ФАС по Владимирской области Вадим Соловьёв, в первоначальном варианте был начисто переписан весь понятийный аппарат, а это значит, что пришлось бы ломать всю практику и  все механизмы работы участников системы госзакупок, сложившиеся  после принятия 94-го закона в 2005 году. В проекте предлагалось ввести процедуры, которые никак не регламентированы, и в обеспечение которых пришлось бы потом принимать еще порядка 60 нормативно-правовых актов. Предложение о демонтаже действующей  «матрицы»  госзакупок Минэкономразвития  мотивировало более чем странно: Россия, мол, соригинальничала, приняв такой закон, и нигде в мире такой системы нет. Действительно, закон о госзакупках принимался с учетом «российской ментальности», но даже американцы теперь приезжают  перенимать наш опыт — у них процедуры госзакупок очень сильно запутаны и затянуты (нет единого портала госзаказов, а жалобы предпринимателей на заказчиков рассматриваются аж 100 дней с приостановлением процедуры торгов, в отличие от 5-дневного срока в нашей стране). Образно говоря,  в своем первом варианте Минэкономразвития предложило стране пересесть из скоростного болида в «Москвич-412».

В антимонопольном ведомстве признают полезный эффект 94-го федерального закона. В частности, за время его применения государство сэкономило 1,5 триллиона рублей. Во Владимирской области только в 2011 году  объем государственного и муниципального заказов превысил 20 млрд рублей (рост к  уровню 2010 года на 12%), а значит — закупки  на такую солидную сумму были доступны и подконтрольны гражданам. Экономия бюджетных средств, по сравнению с 2010-м, увеличилась в 1,5 раза и составила более 1,3 млрд рублей. По мнению М.Евраева, закон сослужил неплохую службу, его просто надо модернизировать. Потому что слабые места у этого закона есть — и их немало.

Одно из самых  слабых мест действующего закона — сохранение в нем коррупциогенных факторов (коррупция сместилась из сферы распределения заказов в сферу исполнения госконтрактов). Например, очень часто, ссылаясь на задержку софинансирования из федерального бюджета, госзакупки перемещают на 4-й квартал, а там торги оказываются «не состоявшимися», и заказчик по-тихому договаривается с угодным ему подрядчиком.

С другой стороны, заказчики жалуются, что в рамках действующего закона они фактически бесправны. Они должны допустить до торгов всех желающих, даже фирмы-однодневки, которые приходят на рынок госзаказов получить аванс и исчезнуть, а в обеспечение контрактов представляют неликвидные или липовые поручительства. Заказчики должны обеспечить «квотирование» для  участников конкурсов из  сферы малого и среднего бизнеса, но, как заметил глава администрации Камешковского района Артём Андреев,  есть проблема с определением, кто действительно является его субъектом. Будет ли все это учтено в новой редакции закона и какие еще принципиальные новации предлагаются? — с этим вопросом корреспондент «М» обратился к руководителю УФАС по Владимирской области Вадиму Соловьёву.

— Прежде всего должен заметить, что после первого чтения законопроект о Федеральной контрактной системе  существенно изменился. Но какая у нас в итоге будет  ФКС — вам сейчас никто  точно не скажет, потому что замечаний по-прежнему много, и ФАС  продолжает ориентировать органы местного самоуправления на то, чтобы они включались в работу  над законопроектом. Михаил Яковлевич Евраев не случайно назвал права заказчиков тонкой материей. Его управление предлагает здесь две принципиальные идеи. Во-первых, нужно четко прописать процедуру на случай, если конкурс состоялся, а подрядчик не хочет заключать контракт или заключил его, но не выполняет. Заказчик может прийти с жалобой в нашу административную комиссию, доказать свою правоту, и мы в порядке предписания побуждаем подрядчика либо к заключению контракта, либо к его расторжению во внесудебном порядке… То есть «шантажировать» подрядчика не надо — проблема снимается. Во-вторых, на самом деле участники конкурсов часто предоставляют такое обеспечение заявки, которое приемлемо по закону, но не устраняет риски заказчиков. Поэтому предлагается оставить только банковское обеспечение исполнения контрактов: хочешь получить заказ — купи банковскую гарантию, она будет занесена в реестр Центробанка, и заказчик сможет убедиться в этом в открытом доступе, через интернет.

 — Опять-таки, для обеспечения прав заказчика придумана еще одна «фишка». На случай, если конкурсные методы закупок не привели к заключению договора или закупки нужно произвести в срочном порядке, вводится процедура конкурентных переговоров. Уже сейчас на форумах сомневаются в эффективности этого способа размещения заказов. Есть мнение, что на переговоры будут приходить для того, чтобы просто получить от кого-то отступные за неучастие.

— Есть такое опасение. И этот администрируемый нами процесс уйдет в правоохранительную плоскость. То есть пока жалобы поступают в структуры ФАС, и мы их оперативно рассматриваем, а будет — через уголовное производство. При этом могут пострадать потенциальные добросовестные контрагенты. Ведь уголовное дело  — это не метод исправления ситуации, а путь к загубленной репутации или даже жизни.

— Кстати, а велик ли поток жалоб от участников конкурсов в сфере госзакупок на их неправильное проведение?

— Во Владимирской области — порядка 250 в год, то есть проводить заседания комиссии приходится фактически ежедневно. Правда, обоснованными оказываются  не более 15-20%. Порой мы получаем  малограмотные жалобы, без ссылок  на законы, но все равно должны их рассматривать. Это, конечно, отвлекает значительные временные и человеческие ресурсы, а штат в управлении оптимизирован до минимума.   Но мы понимаем, раз поток жалоб не спадает, то такой порядок разбирательств обоснован, и он становится все более цивилизованным, участники рынка госзакупок учатся — раньше жалобы признавались обоснованными в 70% случаев.

— После принятия закона о ФКС заказчикам придется досконально формулировать свое техническое задание относительно закупаемых товаров, работ и услуг. Как было сказано на конференции ВСМС,  у нас бюджетники и при нынешнем-то законе от этого страдают. Ну как главврач больницы может, к примеру, правильно сформулировать, что конкретно он должен выставить на конкурс для обслуживания больничных лифтов? На этот случай разработчики предлагают ввести институт контрактных служб — то есть организовать в каждом ведомстве отделы из профессионалов, которые будут заниматься только госзакупками. По-моему, главам МСУ не очень нравится эта идея — с точки зрения раздувания штатов.

— Полагаю, что наши коллеги в федеральном ведомстве абсолютно правы, когда говорят, что не может главврач, завбиблиотекой или директор школы знать весь массив законодательства в сфере госзакупок, и никогда они специалистами здесь не станут. Нам искренне бывает жаль, когда приходится их штрафовать, причем иногда за благие побуждения. Наверное, было бы правильным, если бы отдельными заказчиками выступали только большие, конгломератные учреждения, типа ВлГУ, например. Ну, а каждый детский садик не должен мучиться на торгах, размещая, условно говоря, заказ на 5 картошин. Правда, на мой взгляд, эту проблему можно решать и в рамках действующего законодательства. Можно объединять заказчиков, уменьшая тем самым их число — была бы на то их воля.  Объединившись, они  могут передать полномочия по проведению госзакупок вышестоящему органу.

— А мэр Гусь-Хрустального Ю.Гришкин предложил другой выход — принять такой закон о госзакупках, чтобы он был максимально доступен и понятен любому чиновнику, любому гражданину. А то пять институтов кормятся только на том, чтобы научить служащих правильно читать и исполнять 94-й ФЗ…

— К сожалению, простых систем в нашей жизни нет и уже быть не может. Ведь все процессы уходят в цифровую, электронную сферу. Ну, давайте закроем программу «Электронная Россия» и будем действовать элементарно — печатать извещения о конкурсах только в местных газетах. Тут же найдется хитрован, который скупит тираж и о конкурсе никто не узнает. Недаром ведь на Руси сложили поговорку «простота — хуже воровства». Но с постановкой вопроса во второй его части я согласен.  Мы уже сейчас замечаем, что появляются объявления о том, что те или иные организации приглашают на платные семинары по разъяснению закона о ФКС. Это граничит с мошенничеством, ведь закона еще нет. Удивляет и позиция некоторых местных должностных лиц, которые даже берутся его толковать…

Автор: Елена Сатарова

Источник: http://www.molva33.ru/news/?news=10330

Дата публикации: 31.07.2012

Ссылка на основную публикацию