Ассоциация менеджеров России (АМР) предлагает внести поправки в законопроект о федеральной контрактной системе (ФКС)

новости закупокАссоциация менеджеров России (АМР) предлагает внести поправки в законопроект о федеральной контрактной системе (ФКС). А точнее, прописать обязанность раскрытия конечного бенефициара для контрактов дороже 30 млн рублей. Подробности «РБГ» рассказал вице-президент Ассоциации менеджеров России (АМР) Алексей Каспржак.

— Почему 30 миллионов?

— Это экспертная оценка, которая позволяет говорить о том, что существенный объем госзакупок (около 70%) подпадет под данную категорию. И предлагаемая мера не из области тотального контроля, а скорее направлена на увеличение доверия к самой процедуре госзакупок. Контрактная система и система госзакупок, к сожалению, в обществе не вызывают доверия. Это существенный объем средств, это реализация политики государства, поэтому необходимо какими-то инструментами обеспечить это доверие. Любые обязательства в данном случае (вскрытие бенефициаров и т.д.) — это мера назидательная. Она вроде бы должна открыть информацию о том, что происходит, но с точки зрения реализации ее правоприменение будет крайне тяжелым. Эксперты и бизнес-сообщество пришли к решению о том, что эта мера усиливает общественный контроль над системой госзакупок и уменьшает издержки при поиске необходимой информации. Другой вопрос, насколько общественный контроль может стать эффективным инструментом в подобной ситуации.

— Ни для заказчика, ни для контролирующих ведомств общественная реакция на нарушения не является предписанием к действию.

— Сегодня мы все живем в обществе, в котором информация играет значительную роль. Она активно и очень быстро распространяется, и на нее приходится реагировать. Я не знаю людей, которые не обращают на это внимания. Поэтому наличие достоверной и открытой информации о федеральной контрактной системе в публичном пространстве уже представляет собой значительный вклад в идею развития в стране института доверия к госзакупкам и института формирования репутации бизнеса, который выполняет эти заказы правильно.

— Когда будут известны наименования и реквизиты участников, недобросовестные поставщики и заказчики не смогут вступать в сговор?

— С одной стороны, облечение учредительства и участие преследует целью раскрытие информации, которая позволяет снизить возможные коррупционные риски. С другой стороны, общеизвестно, что в целом обойти эту процедуру несложно. Но все-таки ее применение уберет наглые примитивные действия в нечистоплотном использовании госзаказа. Поправки АМР, внесенные в законопроект, направлены на предоставление равных, конкурентных условий для компаний, которые ведут свой бизнес открыто, «вбелую». Много компаний выступают за соблюдение современных международных стандартов ведения бизнеса. Хотя мы и предлагаем важные дополнения, в целом АМР поддерживает законопроект о ФКС. В нашем законодательстве есть целый ряд базовых понятий, которые уже устарели и не отвечают современным целям развития нашего общества. Действующий закон N 94-ФЗ, по которому госзакупки проводятся в большей степени по принципу выбора минимальной стоимости товаров и услуг, вступает в противоречие с идеей развития инновационной экономики в России, с самим термином «инновация», с предложением каких-то новых решений существующих проблем. И все это просто уложить в логику минимальной цены нельзя.

— Считается, что законопроект сможет расширить способы размещений заказов с учетом специфики различных товаров. Но как?

— Любая процедура ущербна с точки зрения каких-то отдельных ее проявлений. Шаг в положительную сторону в законопроекте существует, он явно виден. Но закон не всеобъемлющ, одним документом всех проблем не решить. Это можно сделать только при помощи такого понятия, как «репутация», причем и в бизнес-сообществе, и в государстве. Например, желательно наличие разного рода реестров, рейтингов эффективности тех или иных госзаказчиков (подрядчиков) в рамках госзаказа. Об этом свидетельствует и зарубежный опыт. Доверие к процедуре госзакупок не появится из ниоткуда. Мнение людей сегодня таково: что неизвестно, то заведомо коррупциогенно. Максимальная открытость информации относительно того, кто участвует, как именно, кто является учредителем и т.д., позволяет в некотором смысле снять завесу секрета с этого страшного процесса под названием госзакупки.

— То есть одним законом мы не отделаемся?

— Одним законом или одним действием всех сразу привести в норму не получится. Обсуждение закона и поиска дополнительных институциональных решений, которые бы поддерживали идеологию закона, направленную на обеспечение доверия населения к важной и очень ресурсоемкой процедуре распределения госзаказов, — само по себе уже положительное явление. И то, что мы сегодня это обсуждаем, свидетельство того, что идем мы в правильном направлении. Но возлагать все надежды на один закон — неправильно. Должны рождаться другие механизмы, создающие правильный образ и положительную репутацию тех людей и тех организаций, которые действуют в рамках госзаказа. Понятно, что каждый заказчик или подрядчик извлекает какую-то прибыль, но эта прибыль должна измеряться по крайней мере двумя параметрами. Финансовыми — с точки зрения благосостояния организации и репутационными — с точки зрения качества выполнения работы, соответствия их заданиям.

— В свое время большие надежды возлагались на закон N 94-ФЗ.

— Он был одним из самых технологичных с точки зрения реализации законов РФ. Он породил целый сектор экономики по госзакупкам. И сегодня организаций, которые ими занимаются, сопровождают эти госзакупки и т.д., стало крайне много. Но технологичность закона абсолютно вымыла его содержание. В России мы покупаем интеллектуальный продукт, опираясь только на цену. Я считаю, что надо просто не останавливаться в обсуждении закона о ФКС, надо смотреть, как он будет реализовываться, дальше его обсуждать и корректировать. Регламентировать все нюансы невозможно, нужны другие способы воздействия на бизнес и чиновников, нужно вводить термин «репутация».

— Норму об оценке деловой репутации нужно включить в закон или она должна существовать отдельно, сама по себе?

— Мне кажется, что это отдельная история. Как показывает практика, институты в современном обществе, а любой закон — это прежде всего институт, имеют лучшее применение, когда «вырастают» снизу, когда инициатива исходит от гражданского общества или из деловой среды, когда запрос рождается внутри бизнеса. Условно говоря, финансовые организации решают, что они будут совместно заниматься собственной репутацией, репутацией тех объединений, которые честно продают свои услуги. Я не знаю, должен ли это быть подзаконный акт. Я даже уверен в обратном — это должна быть инициатива организаций, представляющих или пытающихся представить сегодня гражданское общество, например, в виде рейтинга, либо какой-то регулярной информации о положительных вещах, происходящих в деловом сообществе. Важно, чтобы государство в лице власти отреагировало на этот запрос положительно и поддерживало эти инициативы.

Автор: Елена Березина

Источник: http://www.rg.ru/2012/09/11/fks.html

Дата публикации: 11.09.2012

Ссылка на основную публикацию